2022-12-07

«Не видеть горя и не слышать плача – нелепая задача для души»

Spread the love
        Многим известно знаменитое изречение Авиценны о том, что «врач должен обладать глазами сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва». А.П.Чехов писал: «Профессия врача-это подвиг, она требует самоотречения, чистоты души и чистоты помыслов. Надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически». Нет никаких сомнений в том, что образование врача, занимающегося лечебной практикой, не должно и не может ограничиваться одним только комплексом профессиональных медицинских знаний, хотя им принадлежит несомненно важнейшее и первостепенное место.
        Врач должен быть гуманным и всесторонне образованным человеком. «Сколько бы вы, милостивые государи, ни выслушивали и ни выстукивали, вы никогда не сможете безошибочно определить болезнь, если не прислушаетесь к показаниям самого больного», — неизменно наставлял своих учеников Г.А.Захарьин. И в этом — глубокая врачебная мудрость. Теперь вряд ли кто-нибудь усомнится в том, что для раннего и правильного распознавания болезни и, главное, для успешного лечения больного необходим теснейший контакт врача и пациента, обоюдное доверие, проникновение в сокровенные переживания и чаяния страдающего человека.
В.Вересаев говорил, что успешность врачебных стараний в значительной мере зависит от отзывчивости врача, от его умения войти в душевный контакт с больным человеком. Потребность больного в чутком и внимательном отношении врача, в его добром слове, вселяющем надежду, со временем не уменьшилась, а как бы обострилась в наш «технический» век. Об этом очень хорошо сказал когда-то Антуан де Сент-Экзюпери: «Я верю…настанет день, когда больной неизвестно чем человек отдастся в руки физиков. Не спрашивая его ни о чем, эти физики возьмут у него кровь, выведут какие-то постоянные, перемножат их одна на другую. Затем, сверившись с таблицей логарифмов, они вылечат его одной единственной пилюлей. И все же, пока что, если я заболею, то обращусь к какому-нибудь старому земскому врачу. Он взглянет на меня уголком глаза, пощупает мне живот,…выслушает меня. Он кашлянет, раскуривая свою трубку, потрет подборок и улыбнется мне, чтобы лучше утолить мою боль. Разумеется, я восхищаюсь Наукой, но я восхищаюсь и Мудростью».
        Испокон веков врач был призван откликаться на зов больного, независимо от тяжести его болезни, возраста, пола, положения в обществе. Наряду с основной эмблемой врачевания — чашей со змеей, с древних времен применяется в качестве эмблемы и горящий светильник: «Aliis inserviendo consumor»-«Светя другим, сгораю сам».И трудно придумать более выразительный символ самоотверженного врачебного труда. В каждую историческую эпоху складывались свои понятия о справедливости, чести, долге. С древних времен к людям, занимающимся медициной, стали предъявлять особые нравственные требования.
        Этика — учение о морали, нравственности. Медицинская этика-отражение гуманизма в деятельности медицинских работников, она включает совокупность принципов регулирования норм поведения медицинских работников, обусловленных спецификой их деятельности и положением в обществе. Частью медицинской этики является деонтология — наука о должном. Для оптимального осуществления принципов деонтологии и медицинской этики необходимы следующие условия: чувство долга, призвание к своей профессии и постоянное совершенствование знаний. Медицинский работник должен располагать к себе больного и внушить ему веру в целительную силу медицины.
        Гиппократ говорил: «Все, что надо делать, делай спокойно и умело. Больного надо, когда следует, ободрить дружески, веселым, учтивым словом. В случае необходимости строго и твердо отклонять его требования, в другом случае окружить больного любовью и утешением». Если больной видит спокойно и четко работающий медицинский персонал, он проникается уверенностью, что находится в надежных руках и успокаивается. Иногда медицинские работники являются причиной возникновения так называемых «ятрогенных» заболеваний, что происходит вследствие недостатка общей и медицинской культуры, торопливости, сообщении больному неблагоприятного диагноза, прогноза болезни, результатов исследова-ний и т.д. Нельзя вслух выражать сожаление, что болезнь запущена, что излечить ее невозможно. Необходимо помнить, что слово — лечит, но оно и ранит. 
        Несмотря на то, что термины «хоспис» и «паллиативный» появились еще в средние века, паллиативная помощь на уровне государства сформировалась в условиях современности. Паллиативная медицина — это медицина помощи неизлечимо больным, это помощь не только и не столько телу, сколько духу, уходящего в мир иной. И здесь человечество имеет возможность проявить себя как общность людей. Когда-то Эрих Мария Ремарк написал о том, что все беды человечества проистекают из того, что, даже лежа рядом на больничной койке с больным после ампутации, человек не может испытать его боли, как бы он ему не сочувствовал.
В медицине должны быть особые люди, из плоти и крови, конечно, но духом отличные от всех остальных. А уж в хосписах и домах сестринского ухода работающий персонал-это золотой фонд каждого народа, сострадающий и страждущий, творящий Благие Дела, порой, из энтузиазма и просто человечности.
Гульжанат ЮНУСХОДЖАЕВА,
доцент кафедры сестринского дела с курсом иммунологии и аллергологии ЮКГФА.

Яндекс.Метрика